Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея России

Тропарь, глас 1

Апостольских преданий ревнителя / и Христовы Церкве пастыря добраго,/ душу свою за овцы положившаго, / жребием Божиим избраннаго/ Всероссийскаго Патриарха Тихона восхвалим / и к нему с верою и упованием возопиим:/ предстательством святительским ко Господу/ Церковь Русскую в тишине соблюди, / расточенная чада ея во едино стадо собери, / отступившия от правыя веры к покаянию обрати, / страну нашу от междоусобныя брани сохрани, / и мир Божий людем испроси.

Ин тропарь, глас 3

В годину тяжкую Богом избранный, / в совершенной святости и любви Бога прославил еси, / во смирении величие, в простоте и кротости силу Божию являя,/ положил душу за Церковь и люди твоя, / исповедниче Патриарше святе Тихоне, / моли Христа Бога, / и ныне спасти землю русскую и паству твою.

Кондак, глас 2

Тихостию нрава украшен, / кротость и милосердие кающимся являяй, / во исповедании Православныя веры и любви ко Господу / тверд и непреклонен пребыл еси, / святителю Христов Тихоне, / молися о нас, да не разлучимся от любве Божия, / яже о Христе Иисусе, Господе нашем.

Святитель Тихон (в миру Василий Иванович Беллавин) родился 19 января (1 февраля по новому стилю) 1865 года в маленьком селе Клин близ города Торопца Псковской губернии, в семье приходского священника Торопецкого уезда Иоанна Тимофеевича и Анны Гавриловны Беллавиных.Наречен при крещении Василием в честь св. Василия Великого. В 1869 году отец получил новое назначение – настоятелем  Спасо-Преображенской церкви города Торопца, куда  семья в скором времени переехала.

Торопец в то время был богатым купеческим городом с населением 7,5 тысяч жителей. В городе имелось 19 церквей и один действующий монастырь.

Детство будущего Патриарха прошло среди простого народа, он видел крестьянский труд и жил простой народной жизнью. В семье Беллавиных было четверо сыновей: Павел, Иван, Василий и младший Михаил, родившийся уже в Торопце. Дети помогали родителям по хозяйству, ходили за скотиной, все умели делать своими руками.

Семья Беллавиных проживала в небольшом доме в тупике Спасского переулка возле Спасо-Преображенской церкви. Анна Гавриловна очень любила цветы и с заботой и любовью украшала палисадник своего дома красивым цветником.Сейчас в этом доме открыт музей Патриарха Тихона, на  фасаде установлена памятная доска.

Маленький Василий принимал участие в богослужениях и  помогал отцу в Спасо-Преображенской церкви. С юных лет Василий отличался особенной религиозной настроенностью, любовью к богослужению редкой кротостью и смирением.

В последующем, по отъезду из Торопца святитель при первой возможности посещал родных и близких. Вплоть до 1912 года он приезжал в Торопец и, уже будучи епископом, совершал богослужения в храмах города и на могиле родных на Вознесенском кладбище.

Часовня на могиле родителей и братьев святителя на Вознесенском кладбище установлена в 1997 году.

В девять лет Василий поступил в Торопецкое Духовное училище, а в 1878 году, и по окончании его, покинул родительский дом, чтобы продолжить образование в Псковской семинарии. Василий был доброго нрава, скромный и приветливый, учеба давалась ему легко, и он с радостью помогал однокурсникам. Закончив семинарию одним из лучших учеников, Василий успешно сдал экзамены и поступил в Петербургскую Духовную академию в 1884 году. Уже в то время высокие духовные и нравственные качества юноши производили такое впечатление на окружающих, что студенты академии прозвали его «патриархом». В те времена, не могло и в голову прийти, что это шуточное прозвище окажется пророческим, потому что патриаршества тогда в России не существовало.

11 июня 1888 года окончил Санкт-Петербургскую духовную академию одним из первых студентов со степенью кандидата-магистранта богословия (кандидатское сочинение на тему «Quesnel и его отношение к янсенизму»). Получил назначение в родную Псковскую духовную семинарию преподавателем основного, догматического и нравственного богословия и французского языка.

Следующие десять лет будущий Патриарх посвятил религиозному воспитанию юношества. Молодой учитель вел скромную и целомудренную жизнь, искренно, всей душой стремясь к Богу. Он был любимцем не только всей семинарии, но и всего города.

14 декабря 1891 года, на 26-м году жизни, он принимает монашеский постриг с именем Тихон, в честь святителя Тихона Задонского, на следующий день его рукополагают в иеродиакона, и 22 декабря в иеромонаха. Василия Беллавина хорошо знали и очень любили в Пскове, и поэтому на монашеский постриг в семинарскую церковь собралось так много народа, что опасаясь, выдержат ли полы тяжесть собравшихся (церковь находилась на втором этаже семинарского здания) в нижнем этаже к потолкам поставили специальные подпорки.

После рукоположения в сан иеромонаха будущий святитель продолжил преподавание в Псковской Духовной семинарии.

В марте 1892 года иеромонах Тихон был переведен в город Холм Люблинской губернии (ныне город Хелм в Польше) и назначен инспектором Холмской духовной семинарии. Уже в мае того же года его перевели в Казань — ректором семинарии  с возведением в сан архимандрита. Однако вскоре освободилось место ректора Холмской семинарии, и архимандрит Тихон получил его. Он возвращается в Холм, где одновременно с работой по руководству семинарией несет множество епархиальных должностей: благочинного монастырей Холмско-Варшавской епархии, председателя Холмского отделения епархиального училищного совета, председателя Холмского Свято-Богородицкого православного братства. В Холме, наполовину польском и католическом городе, архимандрит Тихон стал славным помощником местного архиерея. Обладая большим тактом, чувством меры и мудростью, он умел, не задевая самолюбия польского населения, оставаться непреклонным ревнителем православной веры.

19 октября 1897 года в Александро-Невской Лавре г.Санкт-Петербурга состоялась хиротония архимандрита Тихона во епископа Люблинского, викария Холмско-Варшавской епархии. Будущему Патриарху тогда исполнилось 32 года, он был одним из самых молодых архиереев Русской Православной Церкви.

 За десять месяцев своего епископства в Холмской епархии святитель посетил 110 сельских приходов и монастырей и совершил службу в каждой церкви. Он хорошо понимал нужды разноплеменного населения края, умел смягчить противоречия между поляками и русскими, содействовал добровольному переходу униатов в лоно Православной Церкви. К епископу Тихону доброжелательно относились даже католики и иудеи, во множестве жившие в городах епархии.

Когда осенью 1898 года епископ Тихон был переведен из Холмско-Варшавской епархии на Алеутскую и Аляскинскую кафедру (указ об этом был подписан императором 14 сентября 1898 года), «весь край, — по словам современника, — пришел в смятение и обильно проливал слезы разлуки с любимым архипастырем». Дошло даже до того, что жители Холма легли на полотно железной дороги, чтобы только не дать поезду увезти святителя из их города. Потребовались увещевания начальствующих лиц и сердечная просьба самого архипастыря отпустить его с миром.

В декабре 1898 года святитель Тихон отбыл на зарубежную Алеутско-Американскую кафедру, которая находилась в  г. Сан-Франциско.

Святитель Тихон возглавил обширную по территории епархию, в которую входили Северо-Американские Соединенные Штаты, Канада и Аляска. Он очень деятельно взялся за благоустройство епархии, старался принять целый ряд мер для того, чтобы развивалась православная жизнь, в частности — разделил  епархию и ввел викариатство. В этот период своей жизни, охватывающий почти десятилетие, будущий Патриарх неустанно трудился над укреплением Православия в Америке, организацией жизни православных приходов в Соединенных Штатах, Канаде, на Аляске, старался развивать миссионерскую работу, чтобы местных жителей привлечь к Православию.

Представителей русских людей в епархии было немного. Святитель посвятил свое пастырское служение на благо местного населения, изучил традиции, культуру и язык народов епархии. Епископ Тихон принял деятельное участие в переводе и издании богослужебных книг на английском языке, которые открывали гражданам Соединеных Штатов смысл православного богослужения, что имело особое значение для распространения Православия в Америке. Сам он нередко совершал службу на трех языках — греческом, церковно-славянском и английском.

Продолжая традиции святителя Иннокентия (митрополита Московского, просветителя Сибири и Америки) и будучи его преемником, епископ Тихон совершал миссионерские путешествия из Калифорнии на Аляску и с Западного побережья США на Восточное.

Уже в первый год своего архипастырского служения в Америке святитель Тихон предпринял миссионерское путешествие из Сан-Франциско на север Аляски. Сначала путь этот проходил на корабле вдоль побережья Тихого океана, затем на байдаре (большая лодка, деревянный каркас которой обтянут тюленьей шкурой) по северным рекам Аляски, вдоль которых располагались поселения эскимосов. И даже иногда пешком по заснеженной тундре пробирался он в дальние приходы.

За восемь лет его управления епархией было сделано чрезвычайно много. Число православных приходов в Америке при святителе Тихоне возросло с пятнадцати до семидесяти пяти. В Чикаго, Бруклине, других городах и селениях США и Канады открывались новые православные храмы, а также во многих городах открывались приходские школы и приюты для детей. Организованы Братство Нью-Йоркской церкви и Кресто-Воздвиженский союз взаимопомощи сестер милосердия, женский приют на Кадьяке. Благодаря усилиям святителя несколько тысяч униатов (32 общины эмигрантов из Карпатской Руси) перешли в православие. Участились случаи обращения в православие и из других инославных вероисповеданий.

При святителе в 1905 году была основана Православная Духовная семинария в Миннеаполисе (штат Миннесота). В 1905 г. в Пенсильвании епископ основал первый православный монастырь – мужской Свято-Тихоновский в честь своего небесного покровителя святителя Тихона Задонского Чудотворца. При монастыре была устроена школа-приют для сирот.

По его благословению в 1901 году была совершена закладка кафедрального собора во имя святителя Николая в Нью-Йорке. Через полтора года владыка освятил этот храм, в который вскоре перенесли из Сан-Франциско кафедру Американской епархии.

Большинство переселенцев из Европы (в том числе и православных) оседало на восточном побережье США. Поэтому святитель Тихон добивается перенесения епископской кафедры из Сан-Франциско в Нью-Йорк. 5 мая 1905 года он был возведен в сан архиепископа Алеутского и Северо-Американского с кафедрой в Нью-Йорке.

Православие при святителе Тихоне стало приобретать всеамериканский масштаб. Его паства в Америке возросла до четырехсот тысяч: это были как эмигранты (русские и сербы, греки и арабы, словаки и др.), так и коренные жители (креолы, индейцы, алеуты и эскимосы). Под его председательством в Майфильде был созван первый Православный Собор Северо-Американской Церкви.

В Соединенных Штатах за святителем Тихоном закрепилась слава подлинного апостола Православия. Паства и пастыри  любили своего архипастыря и глубоко чтили его. Удивительные по размаху и христианскому духу плоды его архипастырских трудов сделали святителя Тихона одним из самых почитаемых святых православной Америки.

Архиепископ Тихон снискал себе всеобщую любовь и преданность американского народа и американцы избрали его почетным гражданином Соединенных Штатов.

За время службы в Америке святитель Тихон только один раз приезжал в Россию, когда был возведен в сан архиепископа 19 мая 1905 года.

В начале 1907 года святитель Тихон был переведен на одну из старейших и важнейших кафедр России – Ярославскую.

В Ярославле все полюбили доступного, разумного, ласкового архипастыря. Он часто служил в многочисленных храмах обширной Ярославской епархии и в ее древних монастырях. При посещении церквей вникал во все подробности церковной обстановки,  даже поднимался иногда на колокольню, к удивлению батюшек непривычных к такой простоте архиерея. Но это удивление сменилось искренней любовью к архипастырю, разговаривавшему с подчиненными просто и ласково,  без всякого следа начальственного тона. Даже замечания он делал добродушно, иногда с шуткой, что еще больше заставляло виновного стараться исправиться. Он принимал близко к сердцу все, что касалось жизни, блага и интересов народа, и его деятельность не ограничивалась только церковными делами. Будучи избран почетным членом Союза Русского Народа, он оказывал большое влияние на работу этого Союза в Ярославле.

В мае 1913 года в Ярославской губернии прошли торжества по случаю 300-летия Дома Романовых, которые посетил император Николай II с императрицей Александрой, наследником и великими княжнами. Святитель Тихон встречал государя в Спасском монастыре. Здесь летом 1613 года жил приехавший из Костромы Михаил Феодорович Романов, отсюда он отправил земскому собору свое письменное согласие вступить на престол.

В 1914 году Священный Синод перевел архиепископа Тихона на Виленскую кафедру. Проводы его были необыкновенно трогательны. В знак своей любви и уважения к владыке горожан вскоре после его отъезда на новое место службы городская Дума избрала его почетным гражданином Ярославля (случай едва ли не единственный в русской истории).

В новой епархии существовали православные храмы и даже монастыри, но главная часть населения исповедовала католическую веру. В первые месяцы своего служения в Литве архиепископ Тихон объезжал города и села епархии, повсюду посещал храмы, совершал богослужения, осматривал монастырские и крестьянские хозяйства, экзаменовал в школе учеников, проповедовал. Архиепископ Тихон, как всегда, и здесь очень быстро завоевал уважение, авторитет и любовь. Любящий во всем простоту, владыка не изменил своих привычек и в крае, где хорошо помнили польскую пышность и гонор. Он пользовался глубоким уважением не только православных, но и католиков, иудеев, староверов которые издавна жили здесь бок о бок.

Через полгода после назначения владыки Тихона архиепископом на Виленскую кафедру началась первая мировая война, и его служение осложнилось многими новыми заботами. Русская Православная Церковь с первых же дней войны приняла деятельное участие в помощи больным, раненым и пленным воинам, в организации лазаретов и богаделен. Тяжелейшее служение выпало на долю архипастыря Литовской епархии – помощь беженцам, богослужения во фронтовых частях, нравственная поддержка солдат и офицеров, врачебная помощь и широкая благотворительность. В это время с особой силой и ясностью проявилась его натура богатая духом и любовью к ближнему. Он принимал деятельное участие в организациях, помогавших пострадавшим на войне, сделал много пожертвований в различные благотворительные учреждения.

Архиепископ Тихон все время был в дороге: посещал госпитали, исповедовал и причащал раненых, напутствовал умирающих, выступал перед беженцами с успокаивающими словами, окроплял святой водой и благословлял полки, служил молебны, совершал панихиды с поминовением убиенных православных воинов. Бывал он и на фронте, даже был под обстрелом.

За труды во славу Отечества в 1916 году Император Николай II пожаловал архиепископу Тихону бриллиантовый крест для ношения на клобуке. В 1901-1913 годах святитель Тихон был удостоен многих наград и орденов, в том числе ордена св.Анны I степени, орденов св.Владимира II и III степени и ордена св.Александра Невского.

Когда стало очевидным, что Вильно падет под напором немцев, святитель вывозит из Свято-Духова монастыря в Москву мощи Виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия. Святые были первыми православными, пострадавшими за христианскую веру в 1347 году, в те времена, когда Литва была языческой.

В Москве их святые мощи были выставлены для поклонения в Малом соборе Донского монастыря. Сюда стекались богомольцы, обращаясь к святым с молитвами о заступничестве и исцелениях. С приходом советской власти в России была развернута кампания по вскрытию мощей. Мощи Виленских мучеников долгое время находились в музее. В Литву они были возвращены в 1946 году. Это стало одним из первым актов передачи государством святыни Православной Церкви.

Архиепископ Тихон спас в годы первой мировой войны и многие другие святыни, в том числе чудотворную Жировицкую икону Божией Матери, вывезя их из оккупированных территорий.

Архиепископа Виленского и Литовского Тихона не раз вызывали в Священный Синод для разных поручений, требующих его умения мирно и доброжелательно решать, казалось, неразрешимые проблемы. Его деятельность расширяется, он много времени проводит в Москве, где его и застала Февральская революция 1917 года.

23 июня (7 июля по новому стилю) 1917 года Московский епархиальный съезд духовенства и мирян избрал архиепископа Виленского и Литовского Тихона на Московскую и Коломенскую кафедру. На него сразу же была возложена работа по административной и церковно-научной подготовке к Всероссийскому Поместному Собору, который должен был состояться в те тревожные дни. Поместный собор Русской Православной Церкви не собирался более двухсот лет.

Определением Святейшего Синода от 13 августа 1917 года за № 4979, утверждённым Временным правительством 14 (27 по новому стилю) августа того же года, был возведён в сан митрополита. В это время владыке было 52 года.

15 августа (28 по новому стилю) 1917 года в день Успения Пресвятой Богородицы в Москве открылся Всероссийский Поместный Собор Русской Православной Церкви, впервые после упразднения Патриаршества Петром I. Председателем Собора был избран митрополит Московский Тихон. Участник Собора А.В.Карташов вспоминал: «Подавляющее большинство остановило свое внимание не на звездах первой величины в иерархии,  а на скромном, добродушном и сиявшем русской народной простотой и смирением новом митрополите Московском Тихоне».

28 октября 1917 года Поместный Собор подавляющим большинством голосов решил восстановить в Русской Православной Церкви Патриаршество. Голосованием были избраны три кандидата, из которых Патриарх должен был избираться посредством жребия. Первым кандидатом был известный богослов архиепископ Антоний (Храповицкий), вторым кандидатом стал один из старейших архиереев Русской Православной Церкви архиепископ Новгородский Арсений (Стадницкий). И только третьим кандидатом был избран митрополит Московский Тихон.

В Храм Христа Спасителя была привезена из Успенского собора кремля древняя Владимирская икона Пресвятой Богородицы. Перед ней был поставлен запечатанный ковчег со жребиями. 5 (18 ноября по новому стилю) 1917 года после Божественной литургии из алтаря вышел иеросхимонах Алексий (Соловьев), затворник Зосимовой пустыни (неподалеку от Троице-Сергиевой Лавры). Он трижды перекрестился и вынул из ларца записку. Почетный председатель Собора митрополит Киевский Владимир, будущий священномученик  прочел: «Тихон, митрополит Московский», затем громко провозгласил: «Аксиос!» (греч. достоин).

Перед торжественным возведением на Патриарший престол митрополит Тихон находился в Троице-Сергиевой Лавре. Специальная соборная комиссия в эти дни разрабатывала давно забытый на Руси порядок интронизации Патриархов. Из Патриаршей ризницы достали облачения русских Патриархов, жезл митрополита Петра.

Торжественная церемония интронизации на Патриарший престол состоялась 21 ноября (4 декабря по новому стилю) 1917 года, в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, в Успенском соборе Московского Кремля. Здесь сохранился и Патриарший трон на горнем месте, и особое Патриаршее место. За Литургией два первенствующих митрополита при пении «Аксиос» трижды возвели нареченного Патриарха на Патриаршее горнее место, облачили его в священные одежды. Митрополит Владимир вручил ему жезл святителя Петра. После окончания богослужений Патриарх Тихон, по древнему обычаю, совершил объезд Кремля.

Это был день великого церковного торжества. В храмах с утра до вечера звонили колокола. Кремль и Красную площадь наполняли толпы народа, крестные ходы направлялись сюда изо всех московских церквей.

Сегодня очень тяжело представить всю тяжесть ответственности, которая легла на плечи нового Патриарха. Большевики разогнали Учредительное собрание, и он оказался единственным законно избранным вождем народа, так как в выборах членов Собора участвовало большинство населения страны. Народ необыкновенно любил и чтил своего архипастыря. Патриарха Тихона часто приглашали служить в разные храмы Москвы и Подмосковья. Когда он приезжал в какой-нибудь подмосковный город, весь народ встречал его, так что в городе обычно прекращали работать на все время его пребывания.

Принимая крест Патриаршего служения в те тяжелые для России дни, Святейший Патриарх Тихон сознавал, на какие страшные испытания он себя обрекает, какая великая тяжесть и ответственность ложится на его плечи.

Начиналась новая, трагическая эпоха в истории Русской Православной Церкви. В «годину гнева Божия, в дни многоскорбные и многотрудные» святитель Тихон избрал единственно верный путь: следование евангельских заповедям, забота о том, чтобы частные вопросы и политические интересы не заслоняли абсолютных нравственных ценностей. Деяния и послания Патриарха были продиктованы сознанием неотделимости Церкви от судьбы послереволюционной России. Как истинный пастырь, он разъяснял народу смысл происходящих событий с церковной точки зрения, «указывал на отступления людские от великих Христовых заветов», предостерегал от участия в преступлениях,  в которые втягивали простой народ большевики. В своих посланиях святитель призывал народ к исполнению Христовых заповедей.

Почти сразу после Октябрьской революции отношения государственной власти и предстоятеля Русской Православной Церкви приобрели характер острого конфликта, так как уже первые декреты советской власти коренным образом ломали и церковную, и народную жизнь. В 1917 году, очень скоро после революции, в Петрограде был убит большевиками отец Иоанн Кочуров, сподвижник Патриарха Тихона по американскому служению. Патриарх очень тяжело пережил эту первую мученическую смерть. Затем, в конце января 1918 года был расстрелян в Киеве митрополит Владимир, почетный председатель Поместного Собора. В Петрограде начались прямые нападения на Александро-Невскую Лавру.

Возглавляемый святителем Тихоном Собор принял решение об отпевании всех погибших с обеих сражающихся сторон и заявил: «Довольно братской крови, довольно злобы и мести. Мести не должно быть нигде и никогда. Не причиняйте нового горя и позора истерзанной Родине,  и без того слишком обагренной кровью своих сынов!»

Новая власть не прислушалась к этому призыву. Начало 1918 года было отмечено массовым закрытием храмов, мученической гибелью множества священнослужителей и мирян. 19 января (по старому стилю) 1918 года Патриарх Тихон издал свое знаменитое Послание, в котором обличал власти в бедствиях, переживаемых русским народом, и писал о страданиях выпавших на долю мучеников и исповедников: «Все сие преисполняет сердце наше глубокоболезненною скорбью и вынуждает нас обратиться к таковым извергам рода человеческого с грозным словом обличения. Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что вы творите, не только жестокое дело; это – поистине дело сатанинское…»

Узнав об убийстве императора Николая с членами семьи и ближайшими слугами, Святейший Патриарх Тихон отслужил в Казанском соборе Божественную литургию и панихиду по убиенным и сказал обличительную речь, в которой назвал это преступление ничем не оправданным, а тех, кто его совершил, — палачами. «На днях совершилось ужасное дело – расстрелян бывший Государь Николай Александрович, и высшее наше правительство, исполнительный комитет одобрил это и признал законным. Но наша христианская совесть, руководствуясь словом Божиим, не может согласиться с этим. Мы должны, повинуясь учению слова Божия, осудить это дело. Пусть за это нас называют контрреволюционерами, пусть заточат в тюрьму, пусть нас расстреливают. Мы готовы все это претерпеть в уповании. Что и к нам будут отнесены слова Спасителя нашего: «Блаженны слышащие слово Божие и хранящие его» (Лк.11,28)».

В церквах по всей России читали послание Патриарха Тихона с анафематствованием большевиков-безбожников. И в то же время, когда к Патриарху Тихону приехали посланцы от генерала Деникина с просьбой благословить Белое движение, он отказывается – не благословляет: «Большевики – наказание и испытание России. Мечом их не победите – только кровь русскую напрасно прольете». Причину бедствий святитель видел во грехе и призывал: «Грех растлил нашу землю. Очистим сердца покаянием и молитвой».

25 сентября 1919 года он издал Послание с требованием к духовенству не вступать в политическую борьбу и отказаться от актов мести по отношению к гонителям Церкви, в котором, в частности, пишет: «Чадца Мои!.. Не губите в крови отмщения и свою душу. Не будьте побеждены злом. Побеждайте зло добром».

Позднее Патриарх пишет: «Молим вас… подчиниться советской власти,… памятуя слова Апостола: «всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога, — существующие же власти от Бога установлены». 

24 ноября 1918 года Патриарх был подвергнут домашнему аресту, а в его квартире был произведен обыск. 6 января 1919 года, под Рождество Христово он освобожден из-под стражи. В следующие несколько лет Патриарха неоднократно брали под арест. Целью этих арестов была изоляция Патриарха от общения с паствой, его дискредитация в глазах верующих, стремление поколебать его влияние, попытка заставить святителя изменить свою позицию, склонить его на уступки.

Летом 1919 года было совершено первое покушение на Патриарха Тихона, и таких покушений было несколько.

Летом 1921 года разразился голод в Поволжье. В августе Патриарх Тихон обратился с Посланием о помощи голодающим «К народам мира и к православному человеку», и благословил добровольное пожертвование церковных ценностей, не имеющих богослужебного употребления. В короткий срок верующими было собрано свыше 9 миллионов рублей. Но власти понимали, что эта помощь голодающим только поднимет еще выше авторитет Церкви в глазах народа, и под предлогом «помощи голодающим» начали насильственное изъятие церковных ценностей. При этом были расстреляны многие тысячи верующих, не позволявших разграблять свои святыни. Были замучены или расстреляны и многие духовные пастыри, среди них – митрополит Петроградский Вениамин.

Но новой власти этого было мало. Уже в феврале 1922 года был издан декрет, согласно которому изъятию подлежали все драгоценные предметы, даже священные. Согласно 73-му апостольскому правилу, такие действия являлись святотатством, и Патриарх не мог одобрить такого изъятия, выразив свое негативное отношение к происходящему произволу в послании, тем более, что у многих возникли сомнения в том, что все ценности пойдут на борьбу с голодом.

На местах насильственное изъятие вызвало повсеместное народное возмущение. По России прошло до двух тысяч процессов, и расстреляно было более десяти тысяч верующих.

Особенного размаха репрессии против духовенства достигли во время «красного террора», когда в марте 1922 года по рекомендации Ленина был принят план ликвидации Русской Православной Церкви, начиная с ареста членов Священного Синода и Патриарха. Святейшего Патриарха Тихона арестовали и привлекли к суду, но затем заменили тюремное заключение «домашним арестом».

В марте начались допросы Патриарха Тихона: он вызывался в ГПУ на Лубянку, где ему дали под расписку прочесть официальное уведомление о том, что правительство «требует от гражданина Беллавина как от ответственного руководителя всей иерархии определённого и публичного определения своего отношения к контрреволюционному заговору, во главе коего стоит подчинённая ему иерархия».

6 мая 1922 года патриарх был арестован по обвинению в «сопротивлении изъятию церковных ценностей» и заключен под домашний арест на Троицком подворье, затем переведен в московский Донской монастырь, а потом помещен во внутреннюю тюрьму ОГПУ на Лубянке.

 19 мая 1922 года Патриарх Тихон был перевезен с Троицкого подворья Сергиевой Лавры на Самотеке в Донской монастырь и помещен в одну из квартир маленького двухэтажного дома рядом с северными воротами. Патриарх находился под строжайшей охраной, ему запрещалось совершать богослужения и общаться с верующими. Только раз в сутки ему разрешали выходить на прогулку на огороженную площадку над воротами, напоминавшую большой балкон. Патриаршая почта перехватывалась и изымалась, посещения не допускались.

Из кельи Донского монастыря его чуть ли не каждый   день вызывали на беседы в ГПУ на Лубянке. Встревоженный келейник спрашивал Патриарха после очередного допроса: «Ну как там?» — «Уж очень строго допрашивали». – «Что же вам будет?» — «Голову обещали срубить», — как всегда добродушно отвечал Патриарх Тихон.

О своей жизни, о своем будущем Патриарх уже совсем не думал. Его больше мучили вопросы о судьбе паствы, оставшейся без пастыря, о судьбе Русской Православной Церкви. Он сам был готов на гибель ежедневно. «Пусть имя мое погибнет в истории, только бы Церкви была польза», — говорил он, идя вослед за Христом до конца.

В это время набирал силу обновленческий раскол. Это была та церковь, которую хотели видеть новые правители России, которую они поддерживали. Под страхом репрессий лжесобор обновленцев, собравшийся в апреле 1923 года, объявил Патриарха Тихона низложенным, признал справедливость социальной революции, объявил пострадавшее от большевиков духовенство контрреволюционным, оправдав таким образом гонения на Церковь. Они заявили даже, что никогда Церковь не пользовалась такой свободой, как при большевиках. Обновленцы не пользовались успехом у народа и большей части клира, но они смущали и раскалывали души пастырей и прихожан.

Святейший Патриарх Тихон еще в начале 1923 года был переведен из Донского монастыря в тюрьму на Лубянке. Большевики готовили процесс над Патриархом, но по соображениям внутренней и внешней политики вынуждены были предложить ему выйти на свободу при условии подачи властям просьбы о помиловании с признанием справедливости возведенных на него обвинений.

Со всех сторон приходили к Патриарху известия о мученической гибели священнослужителей и мирян, о разграблении храмов и захвате их обновленцами. Самыми мучительными вопросами для него в это время были: как управлять Церковью, что сделать для облегчения ее положения и устроения ее жизни в безбожном государстве? Тогда святитель Тихон и подписал заявление в Верховный суд, в котором говорилось о лояльности Церкви к властям. Это была его жертва, которую он принес для сохранения единства Церкви и ограждения ее от вмешательства со стороны государства. В этом сказалось и христианское смирение святителя, и его всеобъемлющая любовь, и признание советской власти как инструмента Промысла Божия, и стремление быть всегда со своей страной и со своим народом.

27 июня 1923 года Патриарх Тихон был вновь переведен в Донской монастырь. Любовь народная не только не поколебалась в связи с его «покаянным» заявлением, но стала еще больше. Святителя все время приглашали служить в разные храмы Москвы и Подмосковья. Часто он служил в Большом соборе Донского монастыря. В последние два года жизни Святейший Патриарх Тихон совершил особенно много архиерейских хиротоний. Святителем были поставлены многие архиереи, которые впоследствии составили основу епископата Русской Церкви и уже в наши дни были прославлены в лике исповедников и мучеников.

27 июня 1923 года Патриарх был освобожден из под стражи, 21 марта 1924 года следственное дело Патриарха Тихона было прекращено.

После освобождения из заключения Патриарх сосредоточил все свои силы на борьбе с церковными нестроениями. В своих посланиях он дает характеристику обновленчества, призывает стать твердо и мужественно «на защиту святой Церкви, древнеправославной», а самих обновленцев призывает к покаянию и возвращению в «спасающее лоно Единой Вселенской Церкви». 

Обновленческие приходы стали возвращаться под юрисдикцию Патриарха Тихона. Перешедшие к обновленцам архиереи и священники во множестве приносили ему покаяние и встречали у него только безграничную любовь и прощение.

После освобождения из заключения святитель Тихон жил в Донском монастыре. К нему со всей России приезжали архиереи, священники и миряне. Доступ к нему был свободный, келейник лишь спрашивал посетителей о цели их прихода. Обстановка патриарших покоев поражала своей простотой.

9 декабря 1924 года был убит келейник Патриарха Яков Полозов, который всюду оберегал его покой; очевидно, пули бандитов предназначались Патриарху. Это убийство потрясло святителя Тихона, а также вызвало у него самые горестные опасения и предчувствия.

Святитель повелел похоронить своего келейника у стены Малого храма в Донском монастыре и завещал себя похоронить рядом с ним, по другую сторону стены.

Здоровье Патриарха заметно ухудшилось, усилилась болезнь сердца. Он был помещен в больницу, где провел три месяца. Почувствовав себя лучше, стал выезжать на богослужения. Часто служил в Донском монастыре. В Великий пост он провел в монастыре пять дней и служил каждый день.

Вечером 25 марта (7 апреля по новому стилю) 1925 года, в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, на 61-м году жизни, уставший от непомерного груза Святейший Патриарх Тихон скончался. В 23 часа 45 минут он спросил «Который час?» Получив ответ, сказал: «Ну, слава Богу!» Потом, трижды повторив: «Слава Тебе, Господи!» и перекрестившись два раза, тихо отошел ко Господу. Перед погребением тело Патриарха было перевезено в Донской монастырь. День и ночь шел сюда верующий народ, чтобы проститься со своим Патриархом.

В Вербное воскресение, 30 марта (12 апреля) 1925 года,  было совершено торжественное погребение Святейшего Патриарха Тихона. Богослужение длилось более восьми часов. Отпевание совершали 63 архиерея и до 500 священников под предстоятельством 5 митрополитов во главе с Местоблюстителем Патриаршего престола митрополитом Петром (Полянским). Бесчисленное множество народа собралось на монастырском дворе, на соседних улицах и площадях. Все пришли проститься с тем, кого так любили. Святейший Патриарх Московский и всея России Тихон был погребен в Малом храме Донского монастыря.

Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея России, был прославлен в лике святых на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 9 октября 1989 года.

Память его совершается 25 марта/7 апреля, 26 сентября/9 октября и 5/18 ноября.

Прошло 67 лет со дня кончины святителя Тихона, и Господь даровал России святые его мощи в укрепление ее на предлежащие трудные времена. 22 февраля 1992 года мощи святителя были обретены в Малом соборе Донского монастыря.

До этого дня доподлинно не было известно, что произошло с его святыми мощами. Некоторые считали, что они уничтожены большевиками. И вот в 1991 году насельники возобновленного Донского монастыря испросили у Святейшего Патриарха Алексия II благословление на поиски мощей святителя Тихона.

Господь и горе обращает в радость. Так и в этом случае толчком для раскопок послужил пожар в Малом Донском соборе, который случился через две недели после окончания ремонта собора, в результате которого выгорело почти все, кроме алтарной части и чудотворных икон. Поджог произошел 18 ноября  — в день избрания святителя Тихона Патриархом. И через два дня на очень большой глубине был обнаружен склеп, скорее всего, сооруженный в апреле 1925 года, чтобы защитить святые мощи от надругательства. Пролежав в земле 67 лет, при стопроцентной влажности в склепе, мощи сохранились почти полностью.

Ныне святые мощи Патриарха Тихона почивают в Большом соборе Донского монастыря. Поклониться им приходят сотни верующих, многие из которых стали свидетелями исцелений и других чудес, ниспосылаемых Господом.

 

Toropez(1087)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *